86cb87a7

Дубчак Анна - Тайна Оранжевого Саквояжа



АННА ДУБЧАК
ТАЙНА ОРАНЖЕВОГО САКВОЯЖА
Глава 1
АКТРИСА ЛАРИСА И ЕЕ РАЗНЫЕ ТУФЛИ
Маша Пузырева в тот день практически полностью перевоплотилась в свою соседку – актрису Ларису Ветрову. Как и положено актрисе драмтеатра, она проснулась поздно, выпила чашку кофе, накинула на себя мамин шикарный французский халат и снова улеглась в постель.

Щелкнула пультом – и экран телевизора поприветствовал ее привычными рекламными сюжетами: шампуни, зубная паста, натуральные соки и жевательная резинка… Скучно. Было самое время побеседовать томным голосом с поклонниками, и, как по волшебству, зазвонил телефон.
– Сережа, это ты? – пропела она медовым голосом, радостная от сознания того, что ей так вовремя позвонил ее дружок Сергей Горностаев. – Как здорово!
– Предки звонили?
Вопервых, не предки, а родители, а вовторых, нет, не звонили. Думаю, что они сейчас заняты друг другом. К тому же еще такая рань!
– Да уже время обеда! Ты что, еще спишь?
– Сплю, а что, запрещено? – Она даже говорить старалась таким же ленивым и капризным тоном, как это делала Лариса. – И вообще, Горностаев, у нас каникулы, или ты забыл?
– В томто и дело, что не забыл. Я все помню, потому и встал рано, привел в порядок тормоза…
– Ты что, был уже в гараже?
– Конечно, был, мы же договаривались. Или ты считаешь меня настолько безответственным, что я могу вот так наплевательски отнестись к своим обязанностям?
– Ладноладно, не духарись. Просто я действительно только что проснулась и нежусь в постели. Господи, как хорошо, что я дома совершенно одна!
И в эту минуту она почувствовала позади себя какоето шевеление. Повернулась, и глаза ее встретились с полным презрения взглядом младшего брата Никиты, заползшего к ней под одеяло и теперь строящего ей рожицы.
– Вернее, почти одна, – уточнила она и показала Пузыревумладшему язык. – Но Пузырек не считается… Главное, что нет родителей и теперь мы полностью предоставлены сами себе.
– Ты над маршрутом думала? – не унимался на другом конце провода Горностаев.
– Ну думала, – соврала Маша. Ее почемуто утомил уже этот разговор. Куда приятнее ей было бы услышать от него какойнибудь взрослый комплимент или обещание подарка.
– Это далеко от Москвы?
– Нет, не очень… Знаешь что, Сережа, ты лучше приходи к нам, вместе и подумаем. Но только часа через дватри, идет?
– Ладно, идет, я еще перезвоню…
Маша положила трубку и нехотя поднялась с постели. Все, ее волшебное утро, полное грез, закончилось, и она снова превратилась в восьмиклассницу Машу Пузыреву. И теперь вместо того, чтобы учить роль и заниматься своей внешностью, ей придется тащиться на кухню и готовить завтрак для маленького десятилетнего братца Никиты.
– Вставай и ты, чудовище! – Она схватила его за розовые голые пятки, выглядывающие из голубых пижамных штанин, и потянула. – Ты выбрал маршрут?
– Выбрал. – Никита состроил ей очередную смешную рожицу, задрав указательным пальцем правой руки пипку своего маленького курносого носа вверх, а пальцами левой руки оттянув нижние веки глаз вниз. – Только вы все равно никуда не поедете. Врете вы все.
– А вот и посмотрим…
И Маша, тяжело вздохнув и не в силах скрыть своего разочарования от вмешательства в ее утренние планы Никиты и Горностаева, заставила себя умыться и поставить чайник.
Их родители пару дней тому назад улетели в Крым, поручив на десять дней двух своих детей соседке Ларисе Ветровой. Лариса, женщина неопределенного возраста, но всегда выглядевшая на двадцать пять, встретила просьбу Пузыревых с радостью. Она была оди



Назад