86cb87a7

Дубинянская Яна - Неприкаянные Души



Яна Дубинянская
НЕПРИКАЯННЫЕ ДУШИ
... И когда белое покрывало пленницы, шелестя, упало на землю, паладин
поднялся и замер, потому что понял, что перед ним стоит его Судьба. И
странный огонь зажегся в его глазах, и слуги отступили в страхе и
недоумении. И, не в силах оторвать взгляда от её лица, он воскликнул: "И я
мог воевать с этим народом! С народом, породившим такую красоту!" Турчанка
медленно подняла глаза, а паладин схватил обеими руками свой тяжелый меч и
с такой силой швырнул его о землю, что стальной клинок погнулся, а
крестообразная рукоять раскололась надвое.
Они жили вместе долго и счастливо. А потом она умерла, а он... Ведь
христианство прокляло его, а ислам не защитил... Его душа не может обрести
покоя. Он обречен вечно скитаться по земле, ни зная ни минуты сна и
отдыха...
Маленькая графиня сидела за роялем, и тихая мелодия временами
сопровождала её рассказ, эмоционально окрашивая его. Звенящей каплей упал
последний высокий и чистый звук, и её тонкие смуглые руки опустились на
колени. Воцарилась тишина.
Он отошел к самой стене пустого зала. Маленькая графиня казалась ещё
меньше посреди него, серебристое платье облегало её тонкую фигурку - платье
без декольте, совсем не по моде - а очаровательная головка на изящной шее
была вопросительно повернута к нему.
Он сделал шаг в сторону - так, чтобы тень от канделябра упала на лицо.
Голос не выдаст.
- Вы очень интересно рассказываете, госпожа графиня.
Она недавно приехала из Австрии, и её немецкая фамилия была слишком
неблагозвучна и громоздка для такой маленькой женщины. И он, как и все
называл её просто "госпожа графиня", не зная имени и не считая себя вправе
узнать его. Он тоже был иностранцем и, может быть, поэтому они так
сблизились - если только можно так назвать их холодно-доверительное
знакомство .
- Мне показалось, - сказала маленькая графиня, рассеяно трогая
клавиши, - у вас было такое лицо... будто вы уже слышали эту легенду.
- Нет, - он шагнул вперед. - Просто, когда вы рассказываете...
Кажется, что речь идет о знакомых людях... О людях, которых знаешь уже
очень давно.
Маленькая графиня взяла с рояля белый кружевной веер и стала медленно
им обмахиваться. Легкая струя воздуха шевельнула узкие язычки пламени
свечей, и одна из них заколебалась и потухла. Маленькая графиня встала,
положила веер и осторожно наклонила к потухшей свече соседнюю , стараясь не
капнуть воском.
Он любовался её плавными, размеренными движениями, смуглыми маленькими
руками, тонким профилем, блестящими черными локонами. Вот сейчас взять бы и
сказать: "Выходите, за меня замуж..."
- Помню, в первый раз меня поразила эта легенда, - сказала она. - И
каждый раз тоже... Подумайте, его покарали, как преступника, как ужасного
вселенского злодея - только за то, что он был счастлив! За одно лишь это...
- Да, Вы правы, - ответил он. - Госпожа графиня, расскажите
пожалуйста, ещё какую-нибудь легенду...
Она улыбнулась и села за рояль.
- Хорошо. Только, если вы поймете, что уже слышали её, скажите сразу.
Иначе я почувствую себя обманутой...
- Да, - сказал он.
Ее пальцы побежали по клавишам - и вдруг остановились. Где-то плакал
ребенок.
- Сын кухарки, - пояснила она и продолжала играть. Пальцы пролетели
над клавиатурой в неимоверно быстром алегретто и мягко опустились на нежные
минорные аккорды.
- Элайль, - сказала маленькая графиня.
Что-то очень знакомое, подумалось ему. Кажется, это женское имя...
- Красавица Элайль жила в одном из бедных кварталов Багдад



Назад