86cb87a7

Дубинянская Яна - Сказка



Яна Дубинянская
СКАЗКА
* * *
...И узнав, что жестокий отец хочет выдать её замуж за нелюбимого,
юная принцесса бросилась в темные воды омута, и они сомкнулись над нею, И
лишь на один день пережил её молодой латник. И тогда народ взбунтовался
против тирана, обрекшего на смерть несчастных влюбленных, король был изгнан
из своей страны, и никто больше его не видел. Рассказывали только, что
где-то далеко в чистом поле маленький серый соловей пел грустную песню над
могилой безвестного бродяги...
* * *
Веревка натянулась, он споткнулся и чуть не упал... Свистки, насмешки
и ругательства вокруг стали ещё громче и злобнее, но теперь они проходили
мимо его сознания, как что-то далекое, ненужное, не имеющее отношения к
нему. Кисти рук совсем онемели, и боль в перетянутых запястьях почти
утихла. Бродяга, убийца - это же все о нем, а странно...
Его тащили через многолюдную площадь, и стража сдерживала тех, кто уже
сжимал в руках увесистые камни. Они никак не хотели примириться с тем, что
этого убийцу вот так просто, отведут в тюрьму и ещё неизвестно, вздернут ли
на виселицу...
- Это же король! Король!!! - отчаянно кричал кто-то, но его
поставленный декламаторский голос тонул в гуле толпы.
"Бедный Соловей, и чего он добивается," - устало подумал пленник.
- Король точно так же заслуживает смерти, как и этот бродяга, - сурово
произнес чей-то голос.
Веревка снова дернулась, он упал и на секунду потерял сознание. Потом
отстраненно почувствовал, что конвойные солдаты пинают его сапогами,
заставляя подняться, и понял, что ему уже абсолютно все равно, потому что
хуже, чем сейчас, не бывает...
- Снято! - сказал он и встал на ноги.
* * *
Ли Шеннон находился в апогее совершения журналистского подвига. Теперь
газета не отделается кратким сообщением: "После долгого перерыва в работе
когда-то знаменитый Фрэнсис Кларк снимает сказку для детей." Нет, они
тиснут статью на полторы полосы, и её автором будет Ли Шеннон.
Изменив свою достаточно известную внешность накладными усиками и
потертым комбинезоном, он устроился в съемочную группу Кларка осветителем,
кроме того, добился разрешения работать под руководством опытного мастера,
всезнающего ветерана студии - и, таким образом, получил возможность и
наблюдать происходящее, и слушать его доходчивый комментарий.
- Снято! - сказал режиссер Фрэнсис Кларк, он же исполнитель роли
Короля, и выпрямился во весь рост.
Этот рост был прямо-таки огромен.
- Он может положить мяч в баскетбольную корзину, даже не подпрыгнув, -
шепнул Ли старый осветитель. Журналист с сожалением вздохнул. Вот это был
бы кадр - на первой полосе - громадный Кларк на баскетбольном поле,
небрежно опирающийся поднятой рукой о корзину... А, ладно.
Начинающий актер Мартин Мид казался рядом с режиссером почти карликом.
Особенно сейчас, когда он опустил голову, покорно выслушивая замечания -
если это только можно так назвать..
- Твоя трактовка роли Соловья, - гремел Кларк, - никуда к чертям не
годится! Это надо ж было придумать - делать из него этакого верного борца
за правду! Он такой же, как и все, этот жалкий придворный поэтишка -
понимаешь? - только непроходимо глупый. Он остался с королем лишь потому,
что думает, что все ещё обойдется, и он получит награду за свое усердие. Я
знал, что ты не справишься с этой ролью, это роль для Мэла Брэндона.
- Мэл Брэндон запросил пять миллионов, - пояснил всезнающий старик. -
А что, он умный мужик, Брэндон, понимает, что если такую звезду, как он,
приглашают в детс



Назад