86cb87a7

Дубов Иван - Матлалиуитль



Иван Дубов
МАТЛАЛИУИТЛЬ
Сэр Вильям Бистон проснулся в этот день несколько раньше обычного. Подойдя
к окну и отдёрнув штору, он обнаружил, что солнце ещё низко, день только
начался, а прислуга вовсю хлопочет по хозяйству. Накинув халат, сэр Вильям
позвонил в колокольчик и велел принести воду для умывания. В доме был
водопровод, но он предпочитал умываться по старинке, из-под кувшина. Пока сэр
Вильям фыркал и кряхтел, смывая с себя остатки сна и лёгкого похмелья, мысли его
текли непринуждённо в привычном направлении. Вчерашний вечер прошёл весьма
удачно: целое состояние перешло из сундука пьяного капитана "Катерины" в карманы
удачливого сэра Вильяма посредством лёгкого плутовства за карточным столиком.
Жизнь улыбнулась ему наконец-то в его уже зрелом возрасте, и, надо признать, с
каждым днём улыбка эта становилась всё шире и подобострастнее. Ещё несколько
месяцев назад дела нашего героя были в полном упадке, и сам он уже начинал
всерьёз подумывать о том, не продать ли титул и наняться простым матросом на
какое-нибудь судно, идущее на край света, чтобы не видеть более скучные
физиономии кредиторов и не слышать ворчания жены. Но колесо фортуны сделало
неожиданный поворот на 16 румбов, и летящий в пропасть сэр Вильям Бистон мягко
приземлился в кресло губернатора Ямайки. Новые невиданные возможности открылись
для него; в сущности, ничего не нужно было делать, а лишь оттопыривать пошире
карманы, дабы золотой дождь не сыпался мимо. Уже через три месяца он смог
отправить обеих дочерей в Лондон с таким приданым, что лучшие семьи не
отказались бы породниться с Бистонами. Да что там, ещё год и можно будет
подумать о...
Невнятные слова слуги донеслись до слуха сквозь плеск воды и приостановили
поток приятных мыслей.
- Что вы там бормочете, Дженкинс? - проворчал сэр Вильям, вытираясь
поданным полотенцем.
- Я говорю, сэр, что мистер Харрис просит принять его срочно по очень
важному делу.
- Как?! Он жив?! Вот это новость! Да этот пройдоха из преисподней сбежит,
не подпалив себе пятки! Хорошо, пусть ждёт в гостиной, а вы, Дженкинс, принесите
кофе и табак. Нет, принесите в гостиную, я буду там.
Дженкинс подхватил полотенце и тазик с кувшином и поспешил выйти. Плотно
закрыв за собой дверь, он повернулся к человеку, ждавшему у окна:
- Всё в порядке, он сейчас выйдет.
Человек кивнул, золотая монета сверкнула в воздухе и упала в тазик,
приятно булькнув. Рассыпавшись в благодарностях, Дженкинс исчез, а через
несколько мгновений в гостиную вошёл губернатор. Он был по-прежнему в халате и
домашних туфлях (Не надевать же мундир из-за такой мелочи как Харрис!), небрит
(некогда было), но причёсан и с дружеской улыбкой на лице.
- Приятная новость, Харрис! Оказывается, вы живы. А всего неделю назад
весь Порт-Ройял поминал вашу грешную душу. Правда, одни говорили, что вашу
посудину потопили испанцы где-то возле Испаньолы, а другие - что вы попались в
лапы марунам и они буквально порезали вас на кусочки. Но я был уверен, что всё
это досужие россказни. Такой ловкач как вы, Харрис, и в воде не утонет, и легко
обманет самого дьявола, не то что шайку марунов. Да отойдите же вы от окна, я не
могу вас разглядеть.
Харрис, сдержанно улыбаясь, вышел на середину комнаты и снял шляпу. Лицо
сэра Вильяма вытянулось:
- Матерь божья, да вы весь седой. И в прошлую нашу встречу у вас было
д в а глаза.
- Вы правы, сэр Вильям, мне сильно досталось в моём последнем путешествии.
Я потерял всё, что имел, а жизнь сохранил просто чудом.
Гу



Назад