86cb87a7

Дубов Сергей Игоревич - Честное Слово



Дубов Сергей Игоревич
Честное Слово
Я проигрался. В пух. До кучи ко всем неприятностям в бильярдной
меня развели сегодня, как юнца. Последнее время все шло наперекосяк.
Понятно, что жизнь - это черно-белый матрац и ты привыкаешь встречать
эти самые черные полосы стоически, с пониманием того, что это времен-
но, и рано или поздно все это прекратится. Так оно обычно и бывает.
Обычно. Но не сейчас. Период неудач и разочарований явно затягивался.
Первая неприятность была связана с сыном. Хотя, начало было, на-
верное, и не из-за него. Просто, я угодил в глубокую лужу, промочил
ноги и простудился. Пикантность ситуации заключается только в том, что
сын, пройдя передо мной по этой же луже в легких туфельках, не только
не промочил ноги, но даже не замочил подошву. Я отлично помню, как он
спокойно наступил на, как мне показалось, чуть более мокрый асфальт и
сделал два спокойных шага, прежде чем очутился на сухом месте. Ничего
не подозревая, я шагнул за ним и оказался по щиколотку в воде.
- Как ты это сделал?
- Что папа?
- Прошел по ней?
- Чего? Не понял он меня.
И тогда, стало очевидно, что он даже не заметил того, как, факти-
чески пролетел над залитой ямой.
Тогда я не придал особого внимания этому случаю, замаскировав воп-
росы глупыми объяснениями. Но это было лишь начало, через пару дней я
слег с высокой температурой, постоянно хотелось пить и, потянувшись к
стоящему у кровати стакану с соком я зацепил его кончиками пальцев.
Обычно в такие мгновения, когда понимаешь, что катастрофа неизбежна,
сердце в груди екает, внимание обостряется и все воспринимается болез-
ненно четко. Я видел, как в замедленном кино, летящий и заваливающийся
на бок стакан, который вдруг, не долетев сантиметров 30 до пола,
вдруг, как по мановению волшебной палочки завис в воздухе, выровнялся
и медленно-медленно опустилcя на ковер рядом с кроватью. Через мгно-
венье детская рука подняла его и подала мне.
В тот раз я списал это на жар, хотя сомнения поселились во мне уже
достаточно прочно.
Потом меня уволили. Крах моей карьеры произошел в солнечный день,
как гром среди ясного неба. Мне даже не выплатили выходного пособия.
Просто раз, и все - крутись, как хочешь. Забирая сына из школы, я по-
давленный ехал молча, погруженный в свои мысли. Разговорчивый обычно
сынишка, серьезный на этот раз, внимательно смотрел на дорогу, не ме-
шая моим рассеянным размышлениям. Женщина оказался перед нами не прос-
то неожиданно, она как-то выпала на дорогу прямо под колеса всего в
нескольких метрах перед машиной. Я готов поклясться, что ни один гон-
щик не остановил бы машину и ни вырулил бы, объезжая препятствие в та-
кой ситуации. Мне представились десятки метров тормозного пути, глухой
удар, отлетающие босоножки, непривычно изогнутые части тела. Тормоза
завизжали, и я увидел огромные от ужаса глаза стремительно приближаю-
щейся к нам женщины. Но машина остановилась. Почувствовался только
впившийся от перегрузки в мою грудь ремень безопасности, и я безвольно
повис на нем потерянный и раздавленный случившимся.
Сына мы повели к психиатру. Мне почему-то казалось, что такими ве-
щами должны заниматься психиатры. Вся семья была сильно напугана, к
тому же ребенок не мог объяснить как он это делает. Понимая, чем может
закончиться этот поход, человека искали "своего" и нам повезло. Доктор
внимательно нас выслушал, задал несколько вопросов ребенку, попросил
нарисовать какие-то рисунки, а потом дал яблоко и отправил мальчика
"погулять".
Пон



Назад