86cb87a7

Дубова Елена - Психоанализ Для Вороны



Елена Дубова
ПСИХОАНАЛИЗ ДЛЯ ВОРОНЫ
Камнем бросьте в меня!
Ветку цветущей вишни
Я сейчас обломил
Эрномото Кикаку
1
Ни о чём не подозревая, я поднялся на 12 этаж, открыл дверь
кабинета ключом и увидел:на моем письменном столе сидел огромный
ворон. Или ворона. Она сидела на печатной машинке удобно, высокомерно
и недобро глядя на меня. Я медленно опустился, не раздеваясь, в
ближайшее кресло, посмотрев на ворону спокойно, уважительно,
профессионально (я - психотерапевт). Некоторое время мы смотрели друг
на друга, потом она взмахнула крыльями, и вдруг закаркала -громко,
выразительно, модифицируя каждое . Кабинет наполнился
неимоверным шумом, треском, кошмаром. Я с опасением покосился на
дверь.
Ворона очень старалась, она как - будто чего-то требовала от меня,
причем злилась, для выразительности сопровождая своё орание
пристукиванием крепким клювом по клавишам машинки, била когтями по
металлу, вытягивала шею, злобно направляя клюв к моим глазам и другим
уязвимым местам.
- Однако, не припомню, чтобы нас представляли друг другу, - сказал
я. Спокойно, больше мужества:мадам. К сожалению, я ничего не понимаю.
Ворона замолчала, скосив на меня гневный глаз и с остервенением
стала рвать листы бумаги на столе (это был мой отчет, приготовленный
шефу).
Раздался стук в дверь. Я кинулся наперерез возможному посетителю и
успел. Это была тётя Поля - уборщица. Она с неподдельным любопытством
пыталась втиснуться в щель между мной и дверью, чтобы увидеть, что
происходит.
- Нет, нет, убирать сегодня не надо:Тётя Поля, нет ли у Вас :
семечек, или какой-нибудь:каши:видите ли, у меня:гостья.
Тетя Поля изумленно замерла и таковой и оставалась, пока я
закрывал дверь.
Ворона, видимо, несколько освоилась. Она лихо, то короткими
перелётами, то крупными шагами обследовала комнату. Особый интерес у
неё вызвал телефонный аппарат. Стоя перед ним на одной ноге, она
растягивала и быстро отпускала провод. Потом ей это надоело, она,
крякнув, вспрыгнула на лежащую сверху трубку (надо заметить, не без
ловкости и изящества) и опять сердито взглянула на меня. Вдруг телефон
зазвонил, от неожиданности ворона заорала диким криком и рванулась,
куда глаза глядят, попав в поле отражения зеркала. В момент
прикосновения клюва с холодной поверхностью паника её возросла, она
упала всем своим вороньим весом в горшок с фикусом, который был
обильно полит накануне тётей Полей, горшок перевернулся, земля
рассыпалась по светло-зелёному паласу, и : раздался стук в дверь.
Я ринулся к двери и успел выскочить, встретив тётю Полю. Не глядя
мне в глаза, косясь на мой плащ (я так и оставался в плаще), она
вынула изпод фартука тарелку с горячей перловой кашей и заговорчески
закивала головой: мол, . Однако я и теперь быстро закрыл
дверь. И вовремя.
По светлому казённому паласу ярко чернели чёткие вороньи кресты.
Сама она сидела на люстре на одной лапе, скосив голову вниз, и одним
глазом зорко наблюдая за мной.
Я взял себя в руки. Разделся, вывесил на внешней стороне двери
табличку , закрыл дверь на ключ,
достал из дипломата свежую газету, расстелил её в темном углу кабинета
и на неё поставил пахучую кашку.
Ворона заинтересованно наблюдала за моими действиями и
удовлетворенно каркнула, когда увидела еду, но затаилась, с
подозрением следя за мной. Не глядя в её сторону, я медленно прошёл к
открытой балконной двери, и с деланным скучающим видом стал смотреть
на открывающийся ландшафт.
* * *
Мой балкон был, в некотором роде, дикий. Он выходил на



Назад