86cb87a7 экспертная оценка недвижимости одесса

Дубровин Евгений Пантелеевич - В Ожидании Козы



Евгений Пантелеевич Дубровин
В ожидании козы
«… – Скажи, Женя, что из написанного тебе дороже и почему?
– „В ожидании козы“ и „Билет на балкон“. Потому что это повести-предупреждение. И самому себе, и всем моим сотоварищам по перу: не разменивайте себя и свой талант на мелочи, так называемые удовольствия жизни! …»
Из интервью Е.П.Дубровина.
Он набросился на Вада и стал срывать с него одежду. Вад дрался как тигр, но силы были слишком неравны.
Со мною Ему пришлось повозиться: я был рослее и крепче брата. Мне даже удалось опрокинуть Его на солому, но это была случайность.
Потом Он принес банку с колесной мазью и обмазал нас вонючей жидкостью. Мы были брошены на солому в куриный закуток. Калитку Он закрутил толстой проволокой.

Его пальцы смяли проволоку, как солому. Позже я попытался раскрутить ее, но не смог отогнуть даже конец.
В закутке было очень жарко. С одной стороны – стена сарая, с двух – высокая каменная ограда сада. Сверху – клочок неба с раскаленной сковородкой солнца, внизу – горячая солома.

Он знал, куда посадить.
– А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а, – затянул Вад.
Он был очень упрямый, мой младший брат Вад. Он мог часами тянуть одну какую-нибудь ноту. Средневековые фанатики не годились ему в подметки. Кто из них смог бы простоять в роднике два часа босым?

А мой брат простоял, даже не на спор, а просто так, из упрямства. Для испытания своей воли брат выжег у себя на руке увеличительным стеклом букву «В». Когда рука у него шипела и дымилась, он лишь смеялся страшным смехом. Впервые его упрямство обнаружилось в раннем детстве.

Когда Ваду сравнялось четыре года, он неожиданно перестал разговаривать. Перепуганная мать стала таскать его по больницам. Врачи проделывали с Вадом всякие фокусы, но он оставался нем.
Так продолжалось около месяца. Мы уже стали привыкать к мысли, что Вад по какой-то причине сделался глухонемым, как вдруг мой брат опять заговорил. Оказывается, все это время он молчал нарочно: обиделся на мать, когда та вечером не пустила его гулять на улицу.
Из упрямства Вад делал все наоборот. «Перечил», как говорила мать. Например, скажешь ему:
– Пошли в лес.
Вад тут же отвечает.
– Нет. Я хочу на речку.
Так что, если его надо было позвать в лес, то я приглашал на речку, и получалось все, как надо.
Но любимым упрямством Вада было нытье. Он умел ныть часами. Например, ляжет на пол и твердит: «Дай, дай, дай, дай…» или другое какое-нибудь слово – до тех пор, пока человек не выйдет из себя и не кинется на Вада.

А тому хоть бы что. От ругани мой брат становился еще упрямее…
Вот и сейчас. Прошло, наверно, уже часа полтора, а брат все тянул:
– А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а.
Мне давно уже надоело, но Вад даже не охрип. И как он мог драть глотку при такой жаре? Удивительно выносливый человек мой брат, хотя ему всего-навсего восемь лет.
Наконец Вад вывел из терпения Его. А у Него были железные нервы.
Он появился во дворе с кнутом.
– Молчать!
– А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а.
– Я кому сказал!
– А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а.
Свистнул кнут. На вымазанной ноге Вада появилась белая полоса.
– Я кому сказал – молчать!
– А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а.
Он стеганул второй раз, точнее. Вад даже не пошевелился.
– Это не дети, – сказал Он. – Это звери.
Хлестать Он больше не стал. Наверно, стало жаль кнута, который пачкался о колесную мазь. Он ушел, бормоча и вытирая кнут пыльным лопухом.
Он – это наш отец.
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
РАБСТВО
«Толя! Господи! Толя!»
В од



Назад