86cb87a7

Дудинцев Владимир - Белые Одежды



Оцените этот текст:Не читал10987654321 Прогноз
Владимир Дудинцев. Белые одежды
Сии, облеченные в белые одежды,--
Кто они и откуда пришли?
Откровение Иоанна Богослова, 7, 13.
Н. Л. и А. А. Лебедевым.
* ПЕРВАЯ ЧАСТЬ *
I
Стоял тихий сентябрь. Воскресное утро, может быть,
последнее ласковое утро уходящего лета, тихо, как младенец,
играло солнечными пятнами и тенями. Громадный институтский парк
дремал, раскинувшись на двух холмах, которые здесь назывались
Малой Швейцарией. Он был весь разбит поперечными и продольными
аллеями на правильные прямоугольные клетки. С одной стороны в
конце каждой поперечной аллеи светилась пустота, там угадывался
провал, и оттуда, из легкой дымки, иногда доносился низкий рев
парохода. Там была река. С противоположной стороны вдалеке
среди зелени мелькали розовые стены корпусов
Сельскохозяйственного института.
Вдоль главной -- Продольной -- аллеи, которая шла почти по
краю провала, сидели на решетчатых скамьях студенты с книгами.
Уже начался учебный год. Далеко внизу между деревьями прыгал
волейбольный мяч, время от времени аллею пересекал бегун в
синем обтягивающем трико или в трусах -- студент или жилистый
профессор.
По этой чисто подметенной аллее между двумя рядами старых
лип брел в это утро и поглядывал по сторонам человек в
клетчатой, ржавого цвета ковбойке с подвернутыми рукавами и в
светло-серых тонких брюках. Был он лет тридцати, невысокий,
узкий в поясе, шел, сложив руки за спиной. Широкое, но
худощавое лицо его с довольно заметным внимательным носом было
подвижно, русая бровь иногда поднималась с изгибом -- и это
говорило о привычке постоянно размышлять, свойственной
некоторым ученым. Была в его лице особенность: резко выделенный
желобок на верхней губе переходил и на нижнюю и заканчивался
глубокой кривой ямкой на подбородке -- получалось, что нижняя
часть лица как бы перечеркнута этой отчетливой вертикалью. Шаги
этого задумчивого человека были неторопливы, и тем не менее он
догнал и оставил за собой двух странных пожилых бегунов --
мужчину и женщину, обтянутых синими шерстяными трико, и в белых
кедах. Пара эта бежала трусцой, то есть топталась почти на
месте, У мужчины розовый пробор проходил сразу же над ухом,
жидкие желтовато-седые волосы прикрывали плешь. Старость цепко
держала его в когтях. У женщины спортивный костюм выдавал
непропорционально распределенную полноту:
все ушло в верхнюю часть широкого, без перехвата, корпуса,
в широкие плечи. От нее веяло волей и слегка глупостью.
Они вели беседу. Когда человек в ковбойке, узнав мужчину и
поджав локоть, с почтительным поклоном огибал их, бегун
посмотрел на него, полуочнувшись, и продолжал свою речь:
-- Он фиксирует по Навашину. Двенадцати часов
достаточно... Ему нужно быстро -- тысячи гибридов, и все
проверь...
Женщина сказала:
-- На его микротоме можно получить срез на толщину клетки.
Хорошо хромосомы считать. На помойке подобрал нами же списанные
части, отремонтировал сам -- и пожалуйста... Мог и ты ведь...
-- Не так просто. Все в микрометрическом винте. Он
заказывал винт в Москве у какого-то мастера...
И человек в ковбойке сразу понял, о чем они говорили. Это
были цитологи -- специалисты по исследованию растительных
клеток. От их разговора чуть-чуть потянуло и
вейсманизмом-морганизмом, который месяц назад был торжественно
осужден на августовской сессии Всесоюзной академии
сельскохозяйственных наук. Шевельнув бровью, человек в ковбойке
быстро оглянулся на бегунов, легко поклонился муж



Назад