86cb87a7

Дудинцев Владимир - Между Двумя Романами



ВЛАДИМИР ДУДИНЦЕВ
МЕЖДУ ДВУМЯ РОМАНАМИ
Автобиографическая повесть
Автобиографическая повесть Владимира Дудинцева посвящена трем
десятилетиям, разделяющим опубликование его первого знаменитого
произведения - романа "Не хлебом единым" - и не менее знаменитого в конце
1980-х романа "Белые одежды".
ПОСЛЕДНИЕ ИЗ МОГИКАН
Наверняка никто из писателей не сыграл в моей жизни, в моей
собственной судьбе роли столь значительной, как Владимир Дмитриевич
Дудинцев. Теперь я могу говорить об этом с полной уверенностью.
Сорок с лишним лет назад в военном городке, затерявшемся среди
забайкальских сопок, в солдатской казарме я читал в "Новом мире" роман до
той поры неизвестного мне Владимира Дудинцева - "Не хлебом единым". На
всякий случай хочу пояснить, что на солдатскую службу я попал уже после
окончания Литературного института, так что мой интерес и к "Новому миру", и
к прозе, которая там печаталась, был вполне объясним. К счастью, в те
времена даже наша полковая библиотека могла себе позволить выписывать
толстые литературные журналы.
Хорошо помню то поразительное впечатление, которое произвел тогда на
меня роман. Замечу в скобках: впоследствии я специально никогда не
перечитывал эту книгу, я понимал, что прочитанный уже в ином возрасте, в
иное время, иными глазами роман мог утратить нечто главное, что потрясло
меня тогда, мог восприниматься уже по-другому, мне же хотелось сохранить
навсегда именно то - первое и самое яркое, самое сильное впечатление.
Вот, оказывается, как можно писать! И вот, оказывается, о чем нужно
писать! "Не хлебом единым" - само название романа очень точно отвечало
тогдашнему моему душевному настрою, в котором, несмотря на всю крайнюю
суровость армейского быта, давали себя знать юношеский идеализм и
максимализм молодости. (В то время я, конечно же, и вообразить себе не мог,
что через много, много лет судьба сведет нас, я узнаю и полюблю этого
человека, что вместе мы станем участниками драматичной борьбы за публикацию
нового его романа - "Белые одежды".)
В первом же своем романе Дудинцев выносил на свет божий те проблемы и
те отношения человека и власти, человека и бюрократической системы, которых
в нашей литературе обычно не принято было касаться, на которых лежало
негласное табу. Нелегкая судьба изобретателя Лопаткина, человека скромного
и одновременно упорного до одержимости, который невольно вступил в схватку
с фигурами из самых высших эшелонов власти, который познал и
предатель-ство, и ложный донос, и тюремное заключение, захватывала,
вызывала глубокое сопережива-ние. По сути дела, роман этот был первым
ударом по номенклатурно-бюрократической Системе, которая всегда считалась
неприкасаемой. Так или иначе, но роман "Не хлебом единым" стал для многих
людей нашего поколения своего рода паролем, знаковым явлением. И не
случайно эта самая номенклатурно-бюрократическая Система, опомнившись,
очень быстро и энергично обрушилась на роман.
Позднее, уже вернувшись из армии, вновь постепенно приобщаясь к
литературной жизни, я узнал и о тех баталиях, которые разворачивались
вокруг романа Дудинцева, и о той граждан-ской казни, которая была устроена
ему властями. Хотя привычный для тех времен ритуал казни оказался нарушен -
никто так и не услышал покаянных речей писателя, - а именно к этому его
всячески побуждали не только власть имущие, но и некоторые
коллеги-писатели. Впрочем, обо всем этом писатель как раз и рассказывает
сам в книге, которая сейчас перед вами.
Есть разные люди. Одни м



Назад