86cb87a7

Дудинцев Владимир - Три Интервью С Владимиром Дудинцевым



Три интервью с Владимиром Дудинцевым
Владимир Дудинцев. Добро не должно отступать
Труд, 26.08.1989.
-- Владимир Дмитриевич, десятилетиями мы уповали на то.
что социалистический образ жизни сформирует гармонически
развитую личность. Но вот на восьмом десятке существования
нашего государства с горечью обнаружили, что общество наше
далеко от идеала, что выросло поколение, для которого
характерны инертность, безверие... Причины социальных
деформаций исследуются достаточно глубоко, а вот почему
произошли такие глубинные изменения психологического порядка,
остается как бы "за рамками" вопроса.
-- На мой взгляд, сама формула, которой мы оперировали
десятилетиями -- "формирование личности под влиянием
обстоятельств", -- неправомерна. Условия бытия характер не
формируют, они как бы задают некий проверочный тест для
проявления "предзаданных" в человеке качеств...
В 17-м году свершилась революция. и весь наш народ --
позволю себе такую метафору -- как бы высадился на новый
общественный остров, доселе необитаемый. Что же получилось?
Одни (об этом я пишу в романе "Белые одежды") стали
"парашютистами", заброшенными из разрушенного мира в условия
советской действительности. Сидящий в их душах предприниматель
и эгоист огляделся вокруг и увидел, что здесь тоже можно жить,
если принять новые "условия игры". И глубоко скрыв свое
истинное начало, он стал кричать вместе со всеми: "Да
здравствует мировая революция!" А поскольку, маскируя
неискренность, кричал он громче и выразительнее многих, то
быстро пошел вверх, занял руководящий пост и стал бороться за
свое личное безбедное существование...
Были и другие люди -- честные, искренние, революционные
идеалисты. Они опознали в своей среде "парашютистов" и стали
предпринимать попытки к их изобличению, за что первыми и
поплатились жизнью. Как "враги народа".
Так что говорить об условиях жизни, формирующих человека,
представляется мне в принципе неверным. У нас была среда
лабораторно стерильная, существовал "железный занавес", никого
не выпускали за границу и весьма неохотно принимали гостей
"оттуда". Влияние среды на всех было однородным, а люди
рождались разные. Все мы, как витязь на распутье, стоим перед
белым камнем. И человек выбирает свою дорогу. В одном и том же
времени появились правдолюб Рютин и палач Берия, борец за права
человека Сахаров и казнокрад Щелоков... Я беру полярные типы,
но шкала человеческих сознаний чрезвычайно разнообразна.
-- Все мы прожили значительный кусок жизни в годы застоя,
и большинство из нас -- не лучшим образом. Сейчас мы говорим:
давайте судить людей не по их прошлым деяниям, а по тому, как
они сегодня относятся к перестройке. Но ведь и в нынешней
ситуации можно подстроиться и предпринимать усилия, которые
внешне работают на перестройку, а на самом деле -- на личный
результат. То есть личина новая, суть -- прежняя.
-- Давайте конкретно. Вот я читаю в газетах про гибель
Арала, Волги, Ладожского озера. Я не знаю, как все там
происходило, но то, что это дело рук "парашютистов",--для меня
очевидно. Именно они кричали лозунги текущего дня. И у каждого
из них был свой маленький личный план. Я сам присутствовал при
таких разговорах: сначала, говорили они, надо получить
"почешник" (принятое в их среде название ордена знак Почета),
потом "трудягу" (орден Трудового Красного Знамени), потом
"лобана" (орден Ленина), потом "звезду". Поэтому седовласые
академики послушно выбирали рекомендованного ЦК Лысенко,
поэтому давали нужные



Назад