86cb87a7

Дугин Владимир - Рондо Смерти



Владимир ДУГИН
РОНДО СМЕРТИ
ПРОЛОГ
Зловещий багровый след тянулся за этим драгоценным камнем.
Едва очутившись в руках человека, он окунулся в теплую свежую кровь,
и, возможно, именно это придало ему какое-то таинственное, мистическое
свойство приносить несчастье...
Впрочем, разумнее предположить, что причиной всему была просто
извечная порочность человеческой натуры.
Рабочий, под ударом кирки которого алмаз, сверкнув искрой в
колеблющемся пламени факела, вывалился из кома голубой глины, соблазнился
величиной находки. Он рассек себе ногу, засунул камень глубоко в рану и
обмотал ее грязной тряпкой, оторвав кусок набедренной повязки,
составлявшей всю его одежду. Таким образом он надеялся скрыть алмаз и
вынести его из рудника.
Безболезненнее и проще было бы проглотить камень. Однако, хотя в те
времена и не существовало еще рентгена, власти сумели найти действенный
метод борьбы с подобной уловкой. Согласно правилам никто из рабочих не мог
покинуть охраняемую территорию, прежде чем по окончании смены дважды не
опорожнит кишечник. Нечистоты периодически промывали сквозь специальные
сита-грохоты, чтобы отсеять возможные драгоценные крупицы...
Опытный надсмотрщик сразу учуял подвох. Придравшись к чему-то, он
забил вора до смерти, а потом, зная, что тот был парсом и труп его не
предадут земле, а бросят на растерзание грифам, дождался темноты,
пробрался на кладбище и взял алмаз. В тот же вечер он продал его по
дешевке трактирщику, который не только снабжал поселок рудокопов спиртным,
но и скупал краденное. Через два дня надсмотрщик умер, отравившись
недоброкачественным ромом, употребив его в чрезмерном количестве.
Смерть надсмотрщика подорвала репутацию трактирщика, он вынужден был
закрыть свое заведение, и камень перешел к миссионеру, который, в свою
очередь, продал алмаз богатому путешественнику-англичанину, пытавшемуся,
странствуя по всему свету, излечиться от разочарования в жизни и ради
развлечения покупавшему всяческие дорогие диковинки. Миссионера вскоре
растерзали фанатики-индусы, когда он попытался остановить обряд "сатти" -
сожжения молодой вдовы вместе с ее почившим супругом на погребальном
костре, усыпанном цветами и политом благовониями.
До того, как в припадке жесточайшего сплина перерезать себе горло
бритвой, англичанин успел уехать в Европу и продать камень голландскому
ювелиру.
Так алмаз очутился в Амстердаме, где знаменитый мастер три месяца
подряд каждый день вынимал его из кованого ларца, подолгу рассматривал со
всех сторон, измерял и делал наброски. Он поднимался по ночам с постели,
зажигал свечу и рисовал на специально приготовленном для такого случая
листке пришедший к нему во сне вариант огранки.
Наконец, он выбрал наилучший и за пять недель упорного труда, не
выходя из мастерской, питаясь пищей, которую ему подавали сквозь маленькую
дверцу в стене, превратил невзрачный, бесформенный кусочек
кристаллического углерода в великолепный, сверкающий идеально
отшлифованными гранями бриллиант чистейшей воды, величиной примерно с
косточку персика и приблизительно такой же формы.
Через неделю в порту, где среди мрачных громад складов, пропахших
ароматами экзотических пряностей, смешанных с вонью тухлой рыбы,
находилась его контора, он, принимая у подозрительного португальца партию
цейлонских самоцветов, заметил, как из-под ковра на полу выползла
полумертвая крыса... Ювелир умер от бубонной чумы, но успел еще продать
последний шедевр своего искусства.
Его купил французский аристо



Назад