86cb87a7

Думбадзе Нодар - Я Вижу Солнце



Нодар Владимирович Думбадзе
Я ВИЖУ СОЛНЦЕ
Повесть
Имя талантливого грузинского прозаика Нодара Думбадзе, лауреата премии
Ленинского комсомола, широко известно в республике и за ее пределами.
В романе "Не бойся, мама!" писатель рассказывает о военной службе
мужественных советских пограничников, об их духовном мире и быте, о
судьбах молодых людей, вступающих в самостоятельную жизнь.
Романтическая повесть "Я вижу солнце" посвящена грузинской деревне
в годы Великой Отечественной войны, людям смелым и сильным, деревенским
подросткам, поэзии первой любви.
ТЕТЯ
Кедровка на сухой ветке шпанской вишни пела так самозабвенно, с таким
упоением, что тетя прервала работу, вынесла во двор треногий стульчик,
уселась под деревом и обратилась в слух. Я прилег тут же на траве и закрыл
глаза. Кедровка пела не переводя дыхания. Я стал было молча, про себя
повторять нехитрый мотив птичьего напева, но мне не хватило воздуха. А
кедровка продолжала свистеть, временами поглядывая искоса на катившееся к
закату солнце. Огромное, красное, похожее на медное блюдо, светило
медленно опускалось к горизонту, и разбросанные в долине Супсы [Супса -
название реки. (Здесь и дальше - примечания переводчика.)] деревни под его
лучами алели, словно охваченные пламенем.
- Кето! - раздался крик у ворот.
Кедровка умолкла.
- Coco!.. Сосойя! - повторил тот же голос.
- Кто там? Входите! - ответил я недовольно и встал.
Во двор вошел бригадир нашего колхоза Датико.
- Здравствуйте! - приветствовал он нас.
- Здравствуй! - ответила тетя. - Заходи!
Тетя направилась к кухне [Характерный для Западной Грузии жилой дом -
ода - обычно строится двухэтажным. В нижнем этаже расположена кухня, в
верхнем - жилые комнаты], Датико последовал за ней, а я снова прилег и
взглянул на дерево, где только что сидела кедровка. Но ее и след простыл.
Я встал и пошел на кухню. Бригадир, горяяо о чем-то толковавший с
тетей, при моем появлении умолк. А тетя так и осталась сидеть - обхватив
руками колени и уставившись в затухающий в камине огонь.
Бригадир достал из кармана кисет, свернул цигарку, прикурил от тлеющей
головешки. В кухне запахло горьким, вонючим табаком.
- Сосойя, будь другом, дай напиться! - попросил меня бригадир.
Я взял кувшинчик с водой.
- Да нет, принеси-ка свеженькой!
Я вышел во двор.
Когда я вернулся, Датико опять о чем-то говорил тете и опять вдруг
замолчал.
Я налил воду в стакан, подал бригадиру.
Он нехотя выпил.
- Налить еще?
- Нет, спасибо.
- Чего там! Налью еще...
Тетя улыбнулась.
- Нет, нет, достаточно! - Датико помолчал, потом вдруг обратился ко
мне: - Сосойя, посмотри, на кого это там собака лает?
- А пусть себе лает... Если гость, позовет.
Датико помялся. Потом решился:
- Слушай, Сосойя, будь человеком, выйди на минутку, дай поговорить с
Кето!
- А я мешаю? Говори при мне! - ответил я и уселся так прочно, что
сдвинуть меня с места смогли бы разве только вместе со стулом.
- И это ты называешь уважением младшего к старшему, хозяина - к гостю?!
- Бригадир взглянул на меня так, что я понял: не будь здесь тети, он с
удовольствием оборвал бы мне уши.
- Какой ты гость? Торчишь здесь каждый божий день!
- Замолчи, Сосойя! - прикрикнула на меня тетя.
- На то я и бригадир, чтобы навещать всех членов своей бригады, -
объяснил Датико.
- Вот и прекрасно! Навестил нас, теперь ступай к другим!
- Чего это он грызет меня, Кето? - обратился Датико к тете.
- Говори, Датико, что у тебя за дело?
- А вот что: завтра после полудня наша бригада



Назад