86cb87a7

Думбадзе Нодар - Не Буди !



Нодар Владимирович ДУМБАДЗЕ
НЕ БУДИ!
Рассказ
Перевод З. Ахвледиани
Прошлый сентябрь я провел в деревне.
Однажды воскресным утром ко мне зашел друг детства Митуша Маршания и
уговорил сходить на речку - порыбачить. Вспомним, говорит, молодость!..
Через час-другой корзина была полна рыбой - усачи попались один крупнее
другого!
Возвращаясь домой, мы свернули к колхозной конторе. На крохотной
круглой площадке было многолюдно и оживленно. Я поздоровался с соседями,
перебросился с ними парой-другой слов и попросил табака. Табака, конечно,
ни у кого не оказалось, - кто сейчас в деревне станет возиться с табаком?
- Я принесу табак, дядя, возьму у дедушки! - крикнул полуголый
мальчуган и исчез, словно ящерица, в расселине скалы.
В ожидании мальчика я подошел к стенду с фотографиями не вернувшихся
с Великой Отечественной войны сельчан и невольно стал считать их.
Сто пятьдесят два молодых лица - наивных и удивленных, хмурых и
улыбающихся, задумчивых и веселых, гордых и беспечных - глядели на меня со
стенда. Одеты ребята были по-разному - одни в штатском, другие в военных
гимнастерках. Некоторые фотоснимки были вырезаны из семейных альбомов и
затем увеличены.
Я вглядывался в лица этих людей - ушедших и не вернувшихся, - и в
памяти всплывали картины - живые, яркие, словно это было вчера.
...Даниел Басилия... Война застигла его за самым что ни на есть
мирным занятием: взобравшись на японскую хурму, он собирал "изабеллу".
Опорожнив полную корзину, почтальон Бакур пожелал Даниелу благополучного
приземления и ушел. В поднятой наверх пустой корзине Даниел нашел
повестку. На землю-то он спустился благополучно и на войну ушел с песней,
да с войны так и не вернулся...
...Важико Центерадзе... На третье-утро после свадьбы его с трудом
выволок из дома, от молодой жены, секретарь партячейки колхоза Людвиг
Квитаишвили. Ох и парень был Важико - горячий, веселый, неугомонный!
- Не убирай постель, Тухия! - крикнул он зареванной жене. - Набью
морду Гитлеру и через два дня вернусь к тебе!
Не вернулся...
...Тамаз Джабуа... В то лето он перешел в десятый класс. Трижды его
гнали из военкомата: "Не так уж плохи наши дела, чтобы забирать на войну
неоперившихся птенцов... Катись отсюда!" Он сбежал на фронт. Аттестат
зрелости был выдан... покойному Тамазу Джабуа. Теперь тот аттестат вместе
с фотографией Тамаза висит в классе, где он учился. А мать его с тех пор
не снимает траура...
...Цензор Челидзе, Барнаба Магулария, Миша Гогиберидзе, Ладико
Антадзе, Бучута Каландадзе, Лео Поцхишвили...
- А это кто? - спросил я.
- Не узнаешь? - удивился Митуша.
- Нет, хоть убей, не могу вспомнить!
- Да ты что?! Ведь это Кукури, водовоз! - сказал обиженно Митуша и
стал рукавом прочищать стекло над фотографией Кукури.
...Боже мой, как я мог забыть Кукури, брата Нателы!
- А где же его лошадь? Почему здесь нет фотографии его лошади?
Все, кто знал и помнил Кукури, заулыбались. Рассмеялся и я. Потом в
памяти моей всплыл и сам Кукури. И щемящая тоска овладела мною...
Кукури был писаным красавцем. Работал он водовозом - развозил по
чайным плантациям воду в огромной бочке. Для девушек каждое появление
Кукури было праздником. Окружив бочку, они с веселыми шутками и
прибаутками обливались водой сами и обливали Кукури. А он молча стоял и
улыбался. Уж кто-кто, а Кукури знал себе цену.
- Уходи отсюда, видишь, работа стоит! - упрашивала Кукури бригадирша
Нина.
- Дай наглядеться на твоих красавиц, - упрашивал бригадиршу Нину
Кукури.
- А план? Т



Назад