86cb87a7

Думчева Ольга - Волкодав



ДУМЧЕВА ОЛЬГА
ВОЛКОДАВ
  
   ГЛАВА 1.
   ***
   Ненавижу, когда меня называют лунатиком. Хотя нет, "ненавижу" -- это слишком острый, режущий глагол, как тонкое лезвие по тыльной стороне ладони. Пожив на Земле, я невольно усвоил чуждые мне привычки, резкие запахи, грубые слова... на Луне, я никогда не был бы столь резок, чтобы сказать так...
   Я родился и вырос на Луне, мои родители родились и выросли на Луне, 6 поколений предков моей матери, дамы Елены, родились и выросли на Луне. Я потомственный Лунянин, и я не переношу слово "лунатик". "лунатик" всегда пишется с маленькой буквы, даже если стоит во главе предложения. Лунянин всегда пишется с большой, с красивой заглавной буквы "эль", моей любимой буквы.
   Это правда, что за глаза, на Луне землян называют "нюшками", но это слово не несет в себе ничего дурного, в нем нет пренебрежения, нет насмешки.
   Искусственный озон вокруг Земли отвратительно синюшен, а первый слог неблагозвучный слов на Луне часто опускают. Получился "нюш". Стиль нюш -- как на Земле, "пен-а-нюш" -- земной вариант русского языка.

Люди стали "нюшками", и в этом нет ухмылки, той, что торчит корявыми ножками из слова "лунатик", в этом есть безучастность...
   Домашний гростер производит кубики льда точно такого нюшного цвета; лед выходит приятным и прохладным. Но одно дело класть его щипцами в стакан, а другое -- жить на нем. Впрочем, на Земле нет льда, есть только цвет -- цвет нюш, цвет искусственной жизни.
   Может, я все же звучу резко; год за годом я вытравливал из своего сознания привитую мне на Земле прямолинейность, резкость и прочие элементы этого явления -- "пен-а-нюша", -- языка нюшных славян.
   На самом деле на Луне нет да и не может быть какой-либо неприязни к Земле, ее жителям, даже к ее странному цвету... Луняне вполне равнодушны ко всему, что находится за пределами нашей мамочки, мамочки-Луны.

Один из самых популярных наших классиков, Боб Шоу, задолго до того, как первая лунная колония разбили на Луне первый лунный С-кемпинг, описал фантастическую планету, состоящую из одного анти-нейтрино. Нейтрино, будучи крошечным объектом ядерной физики, свободно проходит через материю, не меняя ее, не нагревая.

Так огромная нейтринная планета может проскользнуть сквозь глыбы Земли, даже не сдув с нее струйки пыли. Мы похожи на планету нейтрино. Луняне живут своей, где-то, может, патриархальной жизнью и мало интересуются чем-то еще.
   Я много думал об этом и смог самому себе объяснить это следующим образом: "нейтринный" характер Лунян, их спокойное принятие мира, их толерантность, их человечность обусловлены историей лунных поселений.
   Все знают, что в начале это были сумасшедшие толстосумы из Западного полушария, кинозвезды и известные политики Европы (тогда еще лежащей в покусочной раздробленности), что скапливали чудовищно нулевые суммы денег и с легкостью выкладывали их за пятидневное пребывание в первых С-кемпингах на Луне. Конструкции кемпингов были покрыты зеркальной пылью, что помогало хоть как-то бороться с солнечной радиацией. В прямых лучах солнца, кемпинги, всегда стоящие полукругом (для их сохранности при лунных бурях) ослепительно горели и выедали глаза зевакам, забывшим включить в скафандре затемняющий режим. К одному кемпингу подстроили другой, затем третий; линии стенок напоминали то круг, то овал, а однажды, -- несясь к Луне на ИПД-перевозчике, очередная группа любопытствующих впилась носами в окошки иллюминаторов чтобы увидеть -- 24 С-кемпинга выстроили узкое, остроконечное сердц



Назад