86cb87a7

Дунтау М & Цуркин Г - Церебровизор



М.Дунтау, Г.Цуркин
Церебровизор
С языка собаки капала кровь, а глаза ее смотрели преданно и печально.
Они словно спрашивали окружающих:
"Ну за что вы меня так истязаете?"
Нервное лицо инженера Ковдина мучительно искажалось, и всегда он
старался ускользнуть в сторону от этого мрачного зрелища. Он становился
около окна и молча негодовал, видя сухую, сутулую спину профессора. А
профессор усыплял собаку, вскрывал череп и, обнажив серовато-розовый мозг,
долго копался в нем своими длинными, гибкими пальцами. Не спеша он
накладывал микроэлектроды на нужные центры раздражения и еще напевал
что-то бравурное.
Профессор закрывал череп собаки, зашивал кожу, и оба они склонялись у
осциллографа, всматриваясь в сложную путаницу зеленых кривых, извивающихся
на экране. Не так-то легко найти интересующую кривую биотока зрительного
нерва. Профессор садился около усилителя, закуривал и, надувая щеки,
иронизировал:
- Уж очень хрупкая наука эта ваша радиотехника, Сергей Васильевич.
Попробуй разберись-ка, что тут на экране. Одни наводки.
Они начинали проверять экранировку проводов и, ползая по полу, даже не
замечали, как приходил длинный костлявый лаборант Миша и уносил собаку для
кормления и отдыха.
Все это повторялось почти каждый день и продолжалось уже более
полугода, с тех пор как инженер Ковдин начал работу в лаборатории
профессора Малиновского. И почти каждый день завершался длинным спором,
который иногда застигал их во время ползания по полу. Сидя на корточках,
Ковдин обычно горячился:
- Наводки, говорите? А вдруг это токи соседних нервов? Вам же лучше
меня известно, как реагирует мозг собаки, измученной болью и страхом. А
работу центральной нервной системы, Иван Михайлович, я полагаю, надо
изучать в ее нормальном, спокойном состоянии.
- Значит, возвращаться к энцефалограммам, электрокардиограммам и прочим
граммам, Сергей Васильевич? - вставлял профессор и начинал ходить, шевеля
за спиной длинными розовыми пальцами.
- Не возвращаться, а двигаться вперед, - стонал инженер, поднимаясь с
пола. - Физиологам надо шире использовать громадные возможности
современных электронных приборов и...
- Электронных приборов? Вы, радиоинженеры, еще плохо помогаете нам.
- А что сделали физиологи, чтобы расчистить нам поле деятельности?
Можете ли вы сказать что-нибудь достоверное о процессах возникновения
биотоков в нервной системе? А об изоляции их от окружающих тканей? Нужен
тесный союз физиологии с электроникой, чтобы...
- Вот он, ваш тесный союз... На экране наводки, под ногами провода,
куда ни сунешь руки - везде током бьет! - Профессор сбрасывал белый халат,
марлевую маску и начинал одеваться.
Инженер выключал установку, рубильник лаборатории и тоже одевался. Они
шли по дорожке сада и продолжали спорить, не замечая весеннего вечера,
огней города и бесконечных толп молодежи на тротуарах. Но на углу, где они
обычно расставались, инженер уже совсем мирно крутил пуговицу на пальто
профессора.
- Хирургическая методика хороша на определенном этапе. Дайте срок, я
докажу вам это. И продолжайте обнажать мозги собак только для уточнения
некоторых деталей. Согласны?
- Ага! Обнажать? - возбуждался профессор, но, пожимая руку,
успокаивался и соглашался. - Ладно. А вы тем временем обдумайте свой
метод. Только не замыкайтесь. Я человек опытный. Может, кое-чем и помочь
сумею.
Они расставались. Дома профессор еще долго сидел в кабинете,
рассматривал в лупу кривые показателей последнего дня, а инженер ложился
подумать и скор



Назад