86cb87a7

Дяченко Марина & Дяченко Сергей - Две



МАРИНА ДЯЧЕНКО, СЕРГЕЙ ДЯЧЕНКО
ДВЕ
Дорогие наши читатели и друзья!
Только что в Киеве опубликована наша новая повесть "Две" -
отдельной книжкой как приложение к журналу "Академия" (тираж 50 тысяч). Ее
творческая предистория такова. Сергей Дяченко, возглавляя жюри молодежного
международного кинофестиваля "Пролог", познакомился там с актрисой Аллой
Сергийко, также членом жюри. Алла же познакомила чету соавторов со своим мужем,
известным кинорежиссером Сергеем Маслобойщиковым, очень интересным человеком.
Собственно, именно для него и была написана повесть "Женщина под лестницей" как
первый, "вольный" вариант киносценария. Но, по ряду обстоятельств, дело до
экранизации не дошло (Сергей Маслобойщиков сейчас готовится к съемкам другого
фильма по нашему сценарию, "1911"). Повесть же - опубликована. Может быть,
кто-то и бросит на нее взгляд как кинопродюсер? В свое время, думая о
перспективах экранизации, мы допускали участие в этом фильме известного боксера
- вы, вероятно, догадаетесь, о ком идет речь…
Фантастика ли то, что мы написали? Мистика ли? Или просто
психологическая драма о любви? Да какая разница! Любовь ведь сама по себе -
волшебство.
Будем рады обсудить ваши мнения на нашем Форуме.
Пролог
Люблю Новый год.
В десять вечера зажигаю свечи, включаю гирлянду на елке, готовлю
стол. Валяюсь на диване, читаю Тарковского. Немножко смотрю телевизор - без
звука, просто чтобы не пропустить бой часов. "Где ветер бросает ножи В стекло
министерств и музеев, С насмешливым свистом стрижи Стригут комаров-ротозеев..."
В одиннадцать звонит с поздравлениями соседка, тетя Света.
Спрашивает между прочим, кто у меня, и узнав, что никого нет, почему-то страшно
огорчается. Армия стереотипов - если я одна на Новый год, значит, я
несчастна...
Ерунда. Я счастлива оттого, что могу наконец-то заняться любимым
делом и быть собой... И не думать, кто и как на меня посмотрит.
Сердобольная тетя Света зовет в гости. Боже мой, она думает, что
сидеть перед телевизором с ее мужем, сыном и невесткой интереснее, чем валяться
на диване, жечь свечи и бенгальские огни, читать Тарковского и ждать
полуночи...
Бьют часы. Бьет хлопушка в моих руках, осыпает елку и меня
дождиком из конфетти.
Лучший в году праздник.
ЕЛЕНА
...Дождь.
Клавдия Антоновна улыбается, не разжимая тонких старческих губ,
стесняясь показать десны. Ей под восемьдесят, у нее короткие седые волосы,
аккуратно подведенные тушью ресницы и неожиданно зеленые безмятежные глаза.
Звукооператор Костя цепляет "петлицу" на воротничок ее светлой шелковой блузки.
- В те годы Михаил Максимович был самым молодым профессором
консерватории... И представьте - он никогда не набирал в свой класс девочек! Я
была абитуриентка, у меня была очень сложная программа... Просто руки от
волнения тряслись...
В маленькой чистой квартире пахнет чужим жильем и терпкими духами.
В комнате негде повернуться - здесь помещаются рыжий немолодой рояль,
журнальный столик под ажурной скатертью, потертый диван и оператор с камерой.
Клавдия Антоновна сидит, вжавшись в подоконник, и за ее спиной льет по стеклам
летний дождь.
На журнальном столе опасно кренится на бок башня-стопка
пожелтевших нот. С фотографий смотрят черно-белые люди - пятидесятые,
семидесятые годы. Клавдия Антоновна садится за рояль: она похожа на большую
старую птицу, которая собирается взлететь, набирает воздух, немножечко боясь,
что, может быть, на этот раз земное притяжение окажется сильнее...
В свои восемьдесят она еще летает



Назад