86cb87a7

Дяченко Марина & Дяченко Сергей - Сказка О Золотом Петушке



Марина и Сергей Дяченко
Сказка о золотом петушке
...Он проснулся за секунду до крика и долгих несколько мгновений
лежал, глядя верх - спеленутый темнотой, истекающий потом, скованный
ужасом немолодой человек. Потом темнота содрогнулась.
Так не кричат ни люди, ни звери; так умеет вопить только то же-
лезное чудовище, та уродливая, в шелухе позолоты птица, которая все
последние годы хранила его покой. Точно так же она кричала восемь дней
назад; и за восемь дней перед тем она кричала тоже.
Он лежал, пытаясь успокоить дыхание и унять полчища холодных му-
рашек, бегающих по груди и спине. Он знал заранее. Он все заранее
знал.
За дверью панически заметались шаги. Напряженные голоса; потом
неподобающе громко застучали в дверь:
- Государь... Государь, опять... Проснитесь...
Он нашел в себе силы усмехнуться: после крика позолоченной птицы
на много верст в округе не бывает спящих. И покойники, верно, содрога-
ются в гробах...
Кто пустил слух, будто птица золотая? Господи, какая безвкусица.
Безвкусный чародей в пестром наряде и смешном колпаке. Могучий чудот-
ворец - и он же скопец, вызывающий презрительную жалость...
Дадон поначалу не верил в его подарок. То было время страха и от-
чаяния, и навалившиеся орды торжествовали, и страна кричала от ужаса -
так торжествует грязный насильник, застигнувший добропорядочную матро-
ну, и так кричит несчастная женщина, брошенная на землю...
Бесценный подарок. Толстый слой позолоты на непропорциональном
стальном теле, на коротких крыльях вещего петуха... И даром. Потому
что нельзя же, в самом деле, считать сделкой то странное обещание,
данное чародею в ответ на его настойчивую просьбу...
- Государь... Государь!!
В щель приоткрывшейся двери проник желтый свет - нервный, пляшу-
щий, как на пожаре. Он зажмурил глаза - тусклый отблеск показался ему
ослепительным.
В первый раз, дважды по восемь дней назад, по приказу птицы ушел
на восток Тоша, и ни у кого тогда не возникало сомнений, что он вер-
нется с победой и ворохом новостей; однако миновали восемь дней, вес-
тей от войска так и не дождались, зато петушок закричал снова - обер-
нувшись в ту же сторону, хрипло, отчаяно и зло. По городу прокатились
замешательство и страх, и вслед за братом ушел Гриша - во главе ре-
зервного отряда, сосредоточенный и хмурый, на прощание заверивший от-
ца, что все будет хорошо и он, Григорий, вызволит Тошу хоть из-под
земли... Или отомстит за него - вслух он об этом сказать не посмел, но
отец достаточно хорошо знал его, чтобы прочитать мрачную решимость в
повзрослевших сыновних глазах.
И город, и дворец в напряжении ждали восемь дней, и вот петушок
кричит опять, а это значит, что теперь Дадон должен собирать остатки
войска и, передоверив защиту города старикам-ветеранам и сопливым под-
росткам, сам отправляться во главе последней рати вслед за сыновь-
ями...
...О судьбе которых он не станет сейчас думать. Старческие слезы
не помогут его детям - а вот хладнокровие пригодится и ему, и воинам,
и горожанам, которые мечутся сейчас в темноте, натыкаясь друг на друга
посреди дворцовой площади, с суеверным ужасом вглядываясь туда, где с
хриплым ревом бьется на спице аляповато позолоченное чудовище-вест-
ник, почти не различимая в ночи желтая птица.
x x x
Войско казалось ему растянувшейся по дороге грузной серой змеей.
Тело ее продвигалась рывками - авангард то и дело припускал вперед,
повинуясь Дадонову порыву; в такие минуты ему виделись то серьезные
глаза давно умершей жены, ск



Назад