86cb87a7

Дьякова Виктория - Наследники Борджиа



sf_history Виктория Дьякова Наследники Борджиа Роман Виктории Дьяковой «Наследники Борджиа» является прямым продолжением книги «Камни Юсуфа».
Удивительные дела творятся в монастыре на Белом Озере… Здесь разворачивается борьба за обладание сокровищем, восходящим еще ко временам Крестовых походов. В происходящем принимают самое деятельное участие и наши современники, случайно оказавшиеся в прошлом.
Автор первых семи книг «Боярской сотни» – Александр Прозоров.
ru ru Black Jack black_jack@inbox.ru FB Tools 2004-08-31 www.fehzin.org 0E359644-3D2F-4304-8440-64488D86CE7E 1.0 Виктория Дьякова. Наследники Борджиа АСТ, Северо-Запад Пресс СПб. 2003 5-17-021060-4, 5-93699-170-3 Виктория ДЬЯКОВА
НАСЛЕДНИКИ БОРДЖИА
Посвящается Л.
Я мир, как устрицу, мечом своим открою!
Из рыцарской балладыВоины-клирики, монахи по духу, бойцы по оружию! Вашими мечами и молитвами да крепится слава Всевышнего нашего. Аминь.
Святой Бернард, аббат Клервосский. Из обращения «Во славу воинства рыцарей Храма»Глава 1
Знамение
Отец Геласий проснулся от легкого толчка под локоть, словно кто-то случайно задел его, проходя мимо. Он поднял голову. Свеча на столе потускнела и оплавилась, прогорев почти насквозь.

Маленький язычок пламени вяло выглядывал из-за набухших бугорков воска, мелкими каплями стекавшего на стол. Несколько брызг попало и на рукопись.

Все последние дни Геласий занимался тем, что по указанию настоятеля составлял жития новопричисленных русских святых, недавно канонизированных Собором православной церкви. Работа требовала усердия.

Митрополит желал, чтобы в описании жизни подвижников за подвигом веры не терялись черты человеческие, а для того следовало изучить немало летописных памятников: от каких родителей, да из какого града или веси произошел сей светильник, да опросить исцеленных им и прочих свидетелей чудотворных деяний. Засидевшись допоздна за рукописью, иеромонах и сам не заметил, как задремал за столом.

Слава Богу, перо, выпав из руки, не попортило чернилами пергамент, а то вся работа – насмарку, снова разлиновывай да каждую буковку по уставу выписывай. Осторожно отодвинув рукопись, Геласий стер пролившиеся на стол капли чернил и воска и вдруг увидел, как сквозь щели между ставнями, закрывающими окно, в келью струятся тонкие золотистые лучики, состоящие из множества сверкающих пылинок, они кривляются, извиваются, будто дразнят друг друга и столкнувшись, оседают на стол, на книги, на пол мельчайшими золотыми брызгами. Один лучик попал в подсвечник, и уже почти потухшее пламя свечи в мгновение ока вознеслось ярко-алым столбом пламени, и тут же померкло.
«Господи, свят!» – Геласий перекрестился на икону Богородицы и подошел к окну. Распахнул ставни. Над озером тянулся вязкий предутренний туман, сырая прохлада от обильно выпавшей росы пронизывала насквозь – короткое северное лето клонилось к закату, и слегка пожелтевшая под жарким солнцем трава на берегах озера, казалось, была покрыта серебристым осенним саваном.
Вокруг все было тихо и сонно. В недоумении Геласий снова обернулся к столу. Проникнув в келью, лучики кружились под потолком, затем выпрямившись, переплелись, образовав изящную женскую фигуру, так что вполне ясно можно было различить длинные волосы и сверкающий шлейф одеяний. Вся келья наполнилась пряным ароматом кориандра, ванили и цветущей настурции – головокружительное благоухание, полное греховного сладострастья, чувственной неги и роскошного обольщения, окутанное невидимой вуалью, сотканной из дерзости пенящихся волн, разбивающихся о скалистые ут



Назад