order cialis generic online 86cb87a7

Дымов Феликс - Где Ты Нужен



Феликс ДЫМОВ
ГДЕ ТЫ НУЖЕН
1
Пахло бананами. Наверное, при ударе лопнул ящик, и
мумифицированные плоды на воздухе ожили. Клокотал, закупоривая трещины
обшивки, самотвердеющий пластик. Кислородный регулятор, срабатывая,
выговаривал: "Ти-упп!". И снова: "Ти-упп!".
Не открывая глаз, Андрей пошевелил правым плечом. Пожалуй, в
порядке. Почти в порядке. Рука онемела от ключицы до кончиков пальцев.
Локоть нестерпимо резало.
Ничего, ничего. Могло быть хуже.
Он последовательно, картинку за картинкой, восстановил в памяти
события.
Сначала Тембру. Потом "чуму". Ссору с матерью. Полет. Неудачную
посадку.
Ох, как же все это не вовремя!
Андрей закусил губу, сел, покачался от боли, шумно выдохнул.
И открыл глаза.
Сквозь распахнутую створку люка в рубку вламывалось зеленое
солнце. От сильного зеленого отсвета все вокруг казалось зыбким и
мутным, как в аквариуме. Снаружи глухо шумели малахитовые джунгли.
Края звездообразной дыры в стене космокатера разбухали, стягивая
пролом и оставляя пластиковые шрамы. Совсем сошла с ума автоматика,
заделывает трещины, качает кислород, а люк распахнут настежь! Они
давно уже дышат наружным воздухом. И бананами пахнет тоже оттуда, из
джунглей.
Почувствовав на себе взгляд, Андрей осторожно, стараясь не
бередить плеча, повернулся вместе с креслом. Нино, смаргивая с ресниц
слезинки, смешно шевелила пушистыми ломкими бровями, шмыгала носом,
облизывала пересохшие губы.
- Ну что ты, что ты! Вот увидишь... - сказал Андрей слегка
охрипшим голосом. И не договорил, не нашел слов.
- Я ничего, - быстро откликнулась Нино. - А ты?
- Выбирайся, приехали. - Андрей поморщился. - Там под правой рукой
маховичок. Раскрути. Я тебе не помощник...
Нино сползла внутрь кресла, насколько позволял
противоперегрузочный кокон. Вслепую пошарила рукой.
- Андрюша, я забыла, в какую сторону крутить...
- На себя, неужели трудно запомнить? Справа-налево-вниз, ясно?
Нино кивнула, долго копалась внутри кокона, шевеля губами и
наклоняя голову то в одну, то в другую сторону. Наконец разобралась.
Кокон раскрылся, и кресло сжевало эластичную пелену.
- Теперь меня разблокируй, - попросил Андрей. - И аптечку... Малый
хирургический комплект...
- Сейчас, сейчас, - забормотала Нино, склоняясь над ним. - Ты не
волнуйся, я все сделаю. Это я сначала немножко испугалась...
- Ну-ну, дочь командора! - Андрей затаил дыхание, но Нино и впрямь
была молодцом: мягкие края кокона разошлись, освободив тело, и почти
не доставили новой боли. - Вот видишь...
- Молчи, не трать силы... Приподними голову. Тут болит? А тут?
Главное, плечо цело, локоть - это пустяки, потерпи. На вот, выпей, до
свадьбы заживет...
Девушка запнулась на миг - вот уж некстати вспомнила поговорку.
Если не считать обычной школьной практики, врачевать еще не
приходилось. Пряча тревогу, она раздернула молнию Андреева
комбинезона, разрезала рубашку. Рука была багровая, опухшая и рыхлая
от множественных подкожных кровоизлияний. Не переставая беззаботно
болтать, Нино приладила полукружие бандажа, примкнула к поясу широкий
захват на запястье. Зачем-то потерла указательный палец о рукав и
колупнула ногтем три значка на бандаже: "стабилизация",
"обезболивание", "регенерация".
Двойные гибкие ленты проклюнулись по краям захвата, укутали руку,
проползли под рубашкой к плечу, обернулись вокруг локтя, присосались
к коже. Шипя, потек воздух, одел плечо и руку в плотные лубки.
- Немножко пощиплет - и все! - Тыльной стороной ладони Нино стерла
со лба Андрея пот.



Назад