86cb87a7

Дымов Феликс - Эти Солнечные, Солнечные Зайчики



Феликс Дымов
Эти солнечные, солнечные зайчики...
Вчера из экспедиции к Альционе возвратился космокрейсер "Ветреный" -
корабль экзохронного класса, стартовавший месяц назад со второго
симметричного спутника Солнца. Командир корабля Антон Ремезов сообщил у
нас в редакции, что Альциона внезапно перестала светиться.
Прокомментировать эту весть, сославшись на недостаток информации, он
отказался.
Заканчивается подготовка новой аварийной экспедиции к месту катастрофы.
Интересно, что астрономы, занимающиеся оптическими методами исследования,
смогут подтвердить слова Ремезова только через 192 года - именно тогда
дойдет до нас сигнал из звездного скопления Плеяд, которое потеряет одно
из прекраснейших светил. Ученые пока не могут найти разгадки странного
явления.
Из выпуска вечерних теленовостей
"Все обо всем"
Сквозь сон Оля услыхала Тошкин плач. Скорее всего парень раскрылся и не
догадается натянуть на себя одеяло. Надо было встать к нему, успокоить,
дать попить, но проснуться не хватало сил. Оля не подпускала к Тошке
электронных нянь и потому последние ночи не досыпала. Ничего, ничего, она
все сделает, потерпи, сынок... Только бы от подушки отлепиться...
Она, наконец, уговорила себя, с трудом поднялась, потрясла тяжелой
головой. Постель рядом была пуста, и, значит, Ант еще даже не ложился. Оля
привычно попала ногами в тапки, поднырнула под удобно распяленный в
воздухе халатик, который тотчас же сам и застегнулся у шеи, пересекла
комнату. К ее удивлению, Тошка затих. Но не спал: стоял в кровати у стены
и, восторженно пыхтя, ловил пухлой ладошкой солнечный зайчик. Тот даже не
особенно отпрыгивал: суетился себе на одном месте да ласково поклевывал
преследующие его неловкие пальчики.
До сих пор Оля действовала автоматически, с полузакрытыми глазами, и
только теперь, пожалуй, пробудилась окончательно: ведь солнечный зайчик ни
за что ни про что совсем разгуляет ей ребенка! Да и неоткуда взяться ему
тут в два часа ночи... Сначала она еще погрешила на своего маленького
приятеля по двору Шуру Зямчикова, который считал долгом развлекать их с
Антошкой чуть ли не в любое время дня и ночи. Но потом сообразила, что
ночь - это все-таки ночь, и Шуркина квартира находится вовсе не со стороны
их окон, и вообще зайчик - это не заводная картинка и не кино на
ниточке...
Оля огляделась в поисках линзы, зеркала, какого-нибудь маломощного
лазера, но ничего такого не нашла. А потом и искать перестала, осознав
некоторую странность происходящего: когда малыш накрывал солнечный зайчик,
светлое пятно не перескакивало на руку, а оставалось на стене и то
медленно выползало из-под ладони, то, дразня, пряталось обратно. Тошкины
пальцы делались розово-прозрачными, нежно-раскаленными, просвечивающими
насквозь, кроме темных подушечек на фалангах, как бывает, если заслонить
рукой лампу.
Оля перехватила зайчик - бесплотный, неощутимо твердый, - повела
взглядом по комнате, но источника света не обнаружила. Она раздвинула руки
- осторожно, боясь услышать ломкий и звонкий звук бьющегося стекла. Зайчик
поспешно шмыгнул под дверь.
Оля уложила сына, подоткнула одеяло, на ходу сменила халат на домашний
комбинезончик, провела пальцами снизу вверх, проверяя клейкую молнию, и
выскочила в коридор. Зайчик будто только этого и дожидался: потанцевал на
пороге и медленно пополз вперед, как бы зовя за собой. Оля скинула
тапочку, попыталась босой ногой отскрести от пола золотой след. Зайчик
мгновенно одолел всю длину коридора, поднялся по двери



Назад