86cb87a7

Дымов Феликс - Наава



ФЕЛИКС ДЫМОВ
НААВА
Рассказ
Я услышал шум на лестнице - в дверь позвонили.
Пошел отворять. Двое в синих спецовках с усилием втащили в квартиру
металлический ящик на колесиках.
- Принимайте заказ. Автоматический секретарь с двойным объемом памяти
и универсальным лннгвпстором. Не передумали? - спросил один, отряхивая
руки.
- Нет, нет, мне обязательно нужен информатор, - сказал я.
И приналег плечом. Ящик мягко вкатился в кабинет.
Трудно сказать, чем именно заинтересовала меня бывшая корабельная
система, нынешний экспонат Архива Времен. Пожалуй, некоей меланхоличностью
облика, если так позволительно выразиться о машине. В тесноватой рубке
"Тополя" суженная книзу Наава наверняка смотрелась неплохо. Но, оторванная
от корабля, от ш лотских кресел, навевала грусть, еще более ощутимую нз-за
отдаленного сходства ее корпуса с человеческим лицом. Сходство подчеркивали
и фасеточные глаза, я выступ перфоприемника, напоминающий нос, и
полусферическая впадина колоратора, которую даже человек без воображения
принял бы за рот. Прибавить к этому деревянные панели под колоратором
(скорбные складки у рта?), необычно расположенную клавиатуру раздельно для
правой и левой рук (усталые морщинки под глазами?) -и впечатление легко
объяснится...
Я подключил машину в сеть, подвинул ногой пуфик.
Переделка Наавы была ничтожной: впаяли в схему дополнительные блоки .
памяти да свели многочисленные жилы, змеившиеся когда-то к узлам корабля, в
один кабель, напрямую связанный с Информаторием.
Сначала ожил фасеточный глаз, будто Наава невесело подмигнула
половиной лица. Осторожные точки забегали в многоцветий зрачков второй
"фасетки". Полыхнул и погас колоратор - словно бы распахнулся на миг
безмолвный рот. Глухим вздохом прошелестел сигнал проверки:
- Раз. Два. Три. Раз... Раз... Кто вы?
Конечно, голос у нее был женский. Живой, едва заметно картавящий. И
проникновенный, как у кинозвезды. Интересно, а логика у нее тоже женская?
- Простите, что-то мешает в левом боку... Молектроника? Это ново для
меня, раньше такой не было.
Суммирую. Ух, щекотно... Сейчас притерплюсь. Современная информация...
Зачем? Я ведь так безнадежно устарела за сто десять лет!
Я молчал, давая ей возможность высказаться. Наава перераспределила
огоньки в зрачках-будто повела взглядом по стенам:
- Вещи у вас немногословны. Это кабинет? Все уставлено древностями,
книгами. И ничего для исследований. Вы - писатель?
Что ж. Она была недалека от истины.
- Историк. Специализируюсь на двадцатом-двадцать первом веках.
- Специалист? - подхватила она с издевкой.- Значит, вы ничего об этих
веках не знаете.
- Остальные знают еще меньше.
- Это вас кое-как оправдывает.
--Надеюсь, с твоей... с вашей помощью...
- Говорите "ты" - не обижусь.
Я набрал полную грудь воздуха:
- Раскрой людям тайну "Тополя"!
- Никакой тайны, два несчастных человека... Но я этого не понимаю...-
Последние слова Наава прошелестела убывающим трагическим шепотом. И
добавила вполне деловито: - Читайте отчет.
- Читал, а толку-то? Пропуски, паузы, будто впоследствии подчищено.
Скажи на милость, ну почему звездолет не смог разогнаться?
- Цитирую: "Необратимый процесс. Катапультирован реактор. Сто лет
инерционной орбиты! Будем держаться. И надеяться. Прощайте, люди. Прощай,
Земля. Командир Эдель Синяев. Второй пилот Максим Радченко".
- Кстати, Радченко ведь был стажером?
- Командир считал. Мак выдержал экзамен.
- И два пилота растерялись в простейшей ситуации? Нет, тут что-то не
так. Убежден,



Назад