86cb87a7

Дымов Феликс - Тест No 17



Феликс Яковлевич Дымов
Тест № 17
Все тот же уныло-обтекаемый пульт перед глазами, самонастраивающаяся карта
из прозрачного люминофорного пластика, надоедливая клавиатура - в виде
ног, поддающих футбольный мяч. До чего ж все-таки убога фантазия у
психологов! Первое время он еще с удовольствием пробегал пальмами по
мячам, приклеенным к ножкам в гетрах и крохотных бутсах. Но вскоре
игрушечность пульта стала раздражать, неохота притрагиваться. Вот и ноет в
двух нарастающих и опадающих тональностях разблокированный автомат: "Прошу
указаний. Прошу указаний". Будто он, Антей Шимановский, может что-нибудь
указать!
Антей с трудом удержался, чтобы не выключить экран с его осточертевшей
чернотой, исколотой ехидными иглами звезд.
Ну, заблудился, бывает, не беда. Одно движение - и запоминающее устройство
Эски, бортового компьютера системы СК, переложит рули на обратный курс,
корабль повторит от конца к началу каждый свой маневр и в конце концов
наткнется на ту точку пространства, где Солнце находилось в момент старта.
Поправку любой старшеклассник рассчитает, для этого не надо и училища
кончать. Но не мог Антей позволить себе вернуться, не выполнив задания.
Потому и медлил, и тосковал в бездействии, пока "Мирмико" с выключенными
двигателями беспомощно дрейфовал в пустоте.
Забыв о невесомости, Антей стукнул кулаком по подлокотнику, взлетел на
длину ремней, подтянулся обратно в кресло. И в который раз высветил
трехмерную координатную сетку. В толще люминофора змеилась тоненькая и
плавная курсовая линия.
Антей чуть-чуть приободрился. Прекрасная кривая - ни тебе изломов, ни
резких перегибов, ни пиков. Что ни говори, а вести корабль он умеет!
- Начнем с начала, - сказал Антей вслух. Голос немножко охрип и от долгого
одиночества казался чужим. - В этой точке я должен был поймать позывные
радиобуя...
А он не поймал. Тысячу раз перепроверил расчеты. Еще два дня по инструкции
летел с той же скоростью. Потом тормозил. Потом - стыдно вспомнить! -
кидал корабль из стороны в сторону, ощупывая локатором кубические
километры пустоты. На карте это место выглядит размытым светлым пятнышком.
А в памяти Эски - ох-хо-хо, какая поднимется трескотня и тряска, дай он
приказ повторить в обратном порядке все свои прыжки и гримасы. Да черт с
ней, с тряской! Лишь бы выйти на радиобуй...
Антей представил участливое выражение на лице Типковичева, читавшего им
практику кораблевождения, и скрипнул зубами. Память услужливо вынесла из
небытия елейный голосок:
- Ай-я-яй, человек хороший! Совсем простой экзамен - и так подвести своего
преподавателя... А ведь я вам как отец родной...
Увы, он прав: трудно выдумать что-нибудь проще и бессмысленнее этого
экзамена. На одноместном корабле класса "Мирмико" пересечь орбиту Плутона,
по заданным координатам проложить курс, выйти к радиобую, вынуть из
контейнера записку и вложить свою. Все. Комфортабельная кабина с полным
циклом жизнеобеспечения, несложные навигационные задачки - прогулка, не
длись она ровно полгода, не испытывай пилота одиночеством и однообразием.
Официально этот экзамен назывался "Комплексная проверка психомоторных
характеристик организма". Но официального названия придерживались одни
только буквари-первогодки, которым предстояло пройти испытание в далеком и
безоблачном будущем. Курсанты последних лет обучения окрестили его
тянучкой. А профессора аттестационной комиссии писали в протоколах просто
тест № 17.
Об экзамене ходили самые противоречивые слухи. Одни считали его ве



Назад